О контактах с металлической пылью наиболее часто сообщали операторы

Пятница, 18 Май, 2012

О контактах с металлической пылью наиболее часто сообщали операторы станков, включая токарей и шлифовщиков (n = 31, 57%), а с древесной пылью – плотники, столяры-краснодеревщики, токари по дереву (n = 14, 47%). Все больные подвергались воздействию пыли по крайней мере в течение 5 лет, предшествовавших постановке диагноза. Медианное время от начала экспозиции до диагностики заболевания составило 47,5 года для металлической пыли и 45,5 года для древесной. Те, кто уже был болен на момент начала исследования, чаще сообщали о контактах с пылью, чем больные, выявленные в период исследования, однако различия не были статистически значимыми (коэффициент вероятности составил 2,16с поправкой на курение, пол и возраст; 95% ИД 0,98 – 4,81; р= 0,059). Были небольшие различия в частоте сообщений о контактах с древесной пылью между этими группами больных (1,04; 95% ИД 0,44 – 2,50; р= 0,929). Рассчитанный ОР для контактов с металлической пылью по данным вопросников, интервью и комбинированным данным составил соответственно 10,3, 13,4 и 12,5%, для древесной пыли – 5,3, 10,8 и 7,1%. Нам удалось получить сведения о профессиональных контактах от 32 из произвольно выбранных 100 человек, не ответивших на вопросник, с помощью телефонных интервью. Доля сообщивших о контактах с металлической (4 человека, 13%) и древесной пылью (2 человека, 6%) была такой же, как и в контрольной группе, включенной в исследование. Не было выявлено значимой связи между КФА и воздействием асбеста (ОР 1,0; 95% ИД 0,41 – 2,40; р = 0,997). Другие профессиональные контакты с пылью, о которых сообщали 2% больных и более, касались воздействия текстильной, угольной, строительной и табачной пыли, а также песка. Анализ данных вопросников позволил предполагать наличие значимой зависимости между КФА и воздействием текстильной пыли (ОР 1,80; 95% ИД 1,10 – 2,96; р = 0,019) и песка (ОР 1,76; 95% ИД 1,01 – 3,07; р= 0,047), но не других видов пыли. Однако эффект воздействия песка не сохранялся после внесения поправки на курение, и влияние контактов с текстильной пылью и песком не было статистически значимым по данным телефонного опроса.

Больные значительно чаще, чем пациенты контрольной группы, сообщали о симптомах аллергии на домашнюю пыль (ОР 1,51; 95% ИД 1,01 – 2,26;p = 0,044), однако не было различий в частоте симптомов аллергии на пыльцу растений (ОР 1,20; 95% ИД 0,75 – 1,91; р = 0,440). У 205 больных и у 192 пациентов контрольной группы были взяты пробы венозной крови; 194 больным и 187 пациентам контрольной группы были выполнены кожные тесты на аллергены. Частота положительных результатов была одинаковой среди больных и в контрольной группе (15,5% против 19,2%; коэффициент вероятности 0,81; 95% ИД 0,45 – 1,44; р = 0,467). Средняя геометрическая концентраций lgE также была одинаковой в обеих группах (29,6 kU/л против 29,2 kU/л; ОР 1,00; 95% ИД 0,89 – 1,14; р= 0,917). У значительно большего числа больных были обнару жены ревматоидный фактор и антинуклеарные антитела в сыворотке (& было найдено зависимости между наличием ревматоидного фактора, антинуклеарных антител, положительным кожным тестом или концентрацией lgE и контактом с пылью, и не обнаружено никаких взаимодействий перечисленных факторов. Обсуждение Результаты данного исследования подтверждают сделанное нами ранее предположение о том, что контакт с металлической или древесной пылью является независимым фактором риска развития К. ФА, так же как данные K. lwai и соавт.