Публикуемая информация зачастую отличается сложностью изложения

Понедельник, 2 Апрель, 2012

Публикуемая информация зачастую отличается сложностью изложения и не является актуальной для практического здравоохранения. Однако результаты подобных исследований, представляющие, скорее, научный, нежели практический интерес, могут быть использованы для решения иных задач. Так, производители лекарственных средств часто пользуются небольшими отличиями своих продуктов в целях коммерческого дробления сегментов фармацевтического рынка.

Такая комбинация слабо очерченных клинических различий и искусственно создаваемых разграничении между сходными препаратами (даже на уровне коммерческих наименований) ведет к нерациональному назначению лекарств. Задачи, стоящие перед фармацевтическими компаниями, вполне ясны и не предосудительны. Если проанализировать динамику публикаций, содержащих указания на эффективность лекарственных средств, то полученная картина, скорее, будет отображать активность той или иной компании на рынке, нежели реальное значение конкретного препарата для практического здравоохранения. Наглядным примером того, как научные гипотезы могут влиять на конъюнктуру рынка, является “фреоновая война”.

В 1996 г. Ш. Роуланд и М. Молина из Калифорнийского университета США и П. Крутцен из Института химии им. Макса Планка в Германии были удостоены Нобелевской премии за установление причин снижения концентрации стратосферного озона. К числу основных озоноразрушающих веществ были отнесены хлорфторуг-лероды (фреоны, CFC). Однако еще в октябре 1987 г. в Монреале 36 стран (СССР – в 1988 г.) подписали “Протокол о замораживании и последующем сокращении производства озоноразрушающих веществ”. Впервые мировое сообщество не дожидаясь окончательных научных подтверждений, руководствуясь только предположением об опасности фреона, добровольно приняло меры по самоограничению его производства. Монреальский протокол – сложное международное соглашение, последствия которого не поддаются однозначной оценке, поскольку за его принятием стоят, в первую очередь, экономические интересы крупных химических компаний (Wall Street Journal, 29.06.90). По самым скромным подсчетам на реорганизацию мировой химической промышленности потребуется около 5 трлн. долл. США (Р. А. Мадуро, Р. Шауэрхаммер, 1990). Кроме этого, нельзя не обратить внимание на политизированность многих постановлений, принимаемых в рамках Протокола.

Так, в 1998 г. Россия получила разрешение на выработку лишь 226 тонн фреона исключительно для медицинских нужд (в том числе и на производство дозированных аэрозолей), а США в том же году была предоставлена квота в 3625 тонн для реализации космической программы “Шаттл”. Эти обстоятельства заставляют задуматься об истинных причинах “фреоновой войны”. Более того, известно, что угарный газ (окись углерода), образующийся при сгорании самолетного и ракетного топлива, превосходит по своей разрушительной силе фреон.

Публикуемая информация зачастую отличается сложностью изложения