Таким образом, с помощью фиброзных мембран (фасций) внутренние

Воскресенье, 22 Апрель, 2012

Таким образом, с помощью фиброзных мембран (фасций) внутренние органы связаны между собой и со скелетными мышцами. Механическую основу рассматриваемых соединительнотканных образований составляют коллагеновые волокна. Благодаря волнообразной извитости образующих его нитей, коллаген обладает некоторой эластичностью. В зависимости от физико-химического состава окружающей межклеточной жидкости степень набухания, а следовательно и длина фиброзных волокон может меняться в пределах 30 % . Головной мозг и другие внутренние органы под влиянием биохимических процессов метаболизма и гемодинамического фактора способны к медленным пульсирующим сокращениям.

Считается, что для каждого внутреннего органа в норме имеется собственный ритм и стереотип пульсации. Таким образом, с помощью фиброзных мембран внутренние органы оказываются “привязанными” к мышцам опорно-двигательного аппарата. Как отмечалось выше, любое внешнее воздействие на мышечное волокно, способствующее его растяжению (практически независимо от силы и скорости), что инициирует миотатический рефлекс. Следовательно, пульсация внутренних органов или изменение длины коллагеновых структур вследствие их набухания способны оказать влияние на тонус скелетной мускулатуры.

Наличие тесных висцерально-мышечных (висцеро-моторных) и еще более тесных мышечно-висцеральных (моторно-висцеральных) связей было убедительно доказано физиологической школой М. Р. Магендовича, хотя они и объяснялись исключительно с позиции нейровегетативных рефлексов. 3. Патогенетическая неоднородность висцеросоматических проявлений. Хорошо известно, что патология органов грудной и брюшной полости практически всегда связана с болезненными изменениями со стороны кожи, подкожной клетчатки или мышц. Эти проявления могут носить местный характер и соответствовать проекции того или иного висцерального органа или же выявляться на значительном отдалении от него. Первая категория симптомов особенно хорошо изучена европейской медициной и давно используется для клинической диагностики.

Их происхождение вполне удовлетворительно объясняется сегментарно рефлекторными связями между пораженным внутренним органом и покровными тканями. С этой точки зрения нет ничего удивительного в напряжении мышц брюшной стенки при острой патологии абдоминальных органов (симптом “острого живота”), в загрудинном характере стенокордитических болей или альгических проявлениях в области правого подреберья у больных холециститом. Вторая категория симптомов носит название отраженных или реперкуссионных.

В отличие от предыдущей группы, их происхождение далеко не столь очевидно, так как они не подчиняются законам сегментарно-метамерной иннервации. Эти симптомы гораздо менее специфичны. Характерно, что патологические изменения при заболевании органов грудной клетки и верхнего этажа брюшной полости проявляется в области шеи, ключицы, правой или левой руки (в зависимости от стороны локализации органа), в межлопаточном и подлопаточном пространстве. При заболеваниях среднего или нижнего этажа брюшной полости и органов малого таза они обнаруживаются на животе и в поясничном отделе, а при патологии гениталий – в области паха и на внутренней поверхности бедер. Описаны и более редкие случаи, когда, например, приступы печеночных колик сопровождались болями в области лица.

Обращает на себя внимание тот факт, что болезненность мягких тканей в надключичной ямке (точка Мюсси или френикус – симптом старых авторов) наблюдается не только при заболеваниях легких (там располагается их верхушка), но также при кардиогенной и гепато-билиарной патологии. Происхождение такой “атипичной” симптоматики обычно объясняется тем, что функция органов грудной и брюшной полости отражается не только при посредстве соседних или близлежащих сегментов, но и при посредстве надсегментарных механизмов. Кроме того учитывается, что в процессе эмбриогенеза внутренние органы получают иннервацию в месте своей первичной закладки, а затем смещаются, порой на значительные расстояния, за ними следуют и нервы. Локализация описанных отраженных симптомов нередко соответствует зонам Захарьина-Геда, выявленных исключительно опытным путем, приведенные же теоретические обоснования лишь схематически отображают существующее положение вещей. Кроме того, эмпирический опыт остеопатической медицины позволяет устанавливать зависимость между дисфункцией тех или иных физиологических систем организма и состоянием определенных позвоночно-двигательных сегментов или даже отдельных мышц, совершенно не связаны друг с другом в рамках метамерного строения тела. Мы полагаем, что концепция миовисцерофасциальных связей в значительной степени дополняет представления о механизмах формирования отраженных синдромов. Попробуем проанализировать некоторые хорошо известные факты из клиники внутренних болезней.

Таким образом, с помощью фиброзных мембран (фасций) внутренние